• jhgfdsxgchjkl;lkjhgy1

Как грех становится нормой

Каким образом можно сделать так, чтобы люди стали считать грех – нормой? Социолог Джозеф Овертон описал технологию того, как изменяют отношение общества к вещам, которые раньше считались абсолютно неприемлемыми. Эта технология была названа «смещение окна Овертона», она показывает, как можно влиять на общественное сознание так, чтобы возвести в ранг нормального любую аморальность.

 

Окно возможностей для каждой идеи

 

Согласно концепции Овертона, для каждой идеи в обществе существует так называемое окно возможностей (окно Овертона). То есть, когда идея находится внутри этого окна – общество считает нормальным эту идею обсуждать и принимать. Если идея находится вне окна – ее обсуждение и принятие считается в обществе неприемлемым.

 

Утрируя, можно привести простой пример: идея о том, что о пожилых людях следует заботиться, находится внутри окна Овертона – то есть считается нормой. Идея же о том, что пожилых людей следует убивать, когда те достигают определенного возраста и уже не могут за собой ухаживать, находится вне окна Овертона – даже обсуждение такой идеи недопустимо. Но вся суть в том, что окно Овертона можно передвигать – делать так, чтобы те идеи, которые раньше находились вне окна и были чужды общественной морали, со временем оказывались внутри окна и становились для социума нормой. Например, таким способом в немецком обществе сделали нормальной идею о том, что всех евреев следует уничтожать: еще вчера немыслимое превратилось в одобряемое. Так и гомосексуализм на Западе прошел свой путь от осуждаемого обществом уголовно наказуемого поведения до защищаемого законом (порой больше, чем гетеросексуальные отношения) поведения.

 

Как же происходит подобное? Как нужно повлиять на сознание людей, чтобы они черное стали называть белым? Согласно Овертону, процесс «переодевания» немыслимого в нормальное проходит в пять этапов. Проиллюстрируем то, как можно «переодеть» нечто на сегодняшний день совершенно неприемлемое. Например, педофилию.

 

Первый этап: немыслимое

 

Очевидно, что общество категорически против педофилии – сегодня нет возможности начать ее пропагандировать. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «немыслимое». Смоделируем теперь, как это немыслимое может быть возведено в ранг нормы.

 

Тема педофилии отвратительна, даже рассуждать о ней нельзя, поэтому первый шаг – перевести педофилию из области немыслимого в область проблемного вопроса. Поэтому, скажем, некими учеными предлагается изучить феномен педофилии, выяснить, не является ли педофилия заболеванием. Ведь для ученых нет запретных тем, им даже положено рассуждать обо всем. Почему бы не собрать, например, симпозиум на тему «Психология личности: склонность к педофилии». То есть табуированная тема уже вводится в научное обсуждение. Получается, можно о педофилии поговорить и остаться в рамках приличия.

Второй этап: радикальное

 

Параллельно с научной дискуссией возникает, например, партия педофилов (такая партия уже, кстати, была действительно создана в Голландии в 2006 году). Общественность, конечно, возмущена появлением подобной организации. О ее возникновении, негодуя, сообщат во всех СМИ. Но у нас ведь есть свобода слова, почему бы не воспользоваться ею? И вот уже общество говорит о педофилии. Табу снято.  Педофилы переместились из разряда немыслимого в разряд радикального.

 

Третий этап: приемлемое

 

Теперь – очень важный шаг. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить ее подлинное название. Нужно ввести в речевой оборот эвфемизм – новый «не обижающий никого» термин, которым будет  впредь называться педофил. Например, педофилов больше некультурно называть педофилами, их следует называть «младолюбами». Окно Овертона уже двинулось – общество постепенно свыкается с мыслью о существовании педофилов.

 

Четвертый этап: разумное

 

На этой стадии всюду продолжаем цитировать ученых-исследователей феномена педофилии. Ведь нельзя же отворачиваться от знания?! Тот же, кто не хочет обсуждать педофилию, будет назван ханжой и закомплексованным человеком с очень узкими взглядами.

 

Параллельно происходит создание опорного прецедента — исторического, литературного или просто выдуманного. То есть отыскивается в истории или литературе случай, описывающий сексуальные отношения с несовершеннолетним. Например: «Помните историю, описанную в романе Набокова «Лолита»? Эта книга считается классикой! А ведь там рассказывается об интимных отношениях с несовершеннолетней!» Этот прецедент будет демонстрироваться всюду как доказательство того, что «младолюбие» существовало в обществе всегда. Ведь есть свидетельства тому!

 

Далее начинают утверждать, что все люди имеют право на счастье, а педофилы, простите, младолюбы, тоже люди и тоже хотят быть счастливыми. В это время какие-нибудь американские ученые заявляют, что результаты экспериментов показали: педофилия является обычной сексуальной ориентацией (этот факт, кстати, не выдуман, такое заявление действительно было сделано американскими учеными в 2013 году).

 

Начнутся разговоры о том, что сексуальность генетически заложена в человека, поэтому ни в коем случае нельзя ее ограничивать рамками возраста. «Свободный человек имеет право сам решать, с партнером какого пола и возраста ему вступать в интимные отношения»! «А имеется ли какой-то вред в педофилии – такой вред не доказан!» «Есть дети, которым недостает родительского тепла – им нужно дать возможность получать тепло и любовь от своего сексуального партнера!» «Педофилы – сами жертвы, они родились с этой страстью внутри».  «У них было тяжелое детство, поэтому они  стали педофилами». «Большинство педофилов – разумные и добрые люди».

 

Так в общественном сознании искусственно создается «поле боя» за проблему. На крайнем фланге размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных противников педофилии. Причем эта группа выглядит малосимпатично:  например, противники педофилии призывают педофилов сжигать заживо, а вместе с ними еще и всех остальных правонарушителей. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивных, фашиствующих ненавистников. Адекватный человек понимает, что с противниками педофилии ему не по пути. Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме, упаковывают в один сверток вместе с неадекватными радикалами.  При таком раскладе педофилы выглядят гораздо симпатичней, чем их оппоненты.

 

Пятый этап: популярное

 

На этом этапе особенно активно включаются СМИ. В различных ток-шоу «несчастные» педофилы рассказывают о том, как им плохо живется от того, что приходится скрывать свои пристрастия, как их обижают и притесняют, а они ведь – такие же люди, как и все.  В кино появляются сюжеты, положительные герои которых испытывают сексуальное влечение к детям. Пускается в ход тяжелое оружие – обращение к авторитетам: «А знаете ли вы, что такая-то телезвезда, писатель или художник является педофилом (или был им)? Вам ведь нравятся работы этого талантливого человека, почему же не принимать его  талант полностью – во всех его гранях, в том числе и с этой особенной сексуальной ориентацией?» Окно Овертона движется дальше – тема становится модной. Рассуждать о ней теперь – хороший тон и признак эрудированности, свободомыслия и независимости.

 

Шестой этап: нормальное

 

«Так много уважаемых людей оказались «младолюбами».  «Зачем лишать людей права быть счастливыми? Давайте легализуем эти отношения, закрепив их законодательно!» Появляются законы, наделяющие педофилов определенными правами и позволяющие им беспрепятственно реализовывать свои сексуальные пристрастия.

 

А уже следующим шагом станет диктатура со стороны «младолюбов» (как это и случилось с гомосексуалистами на Западе) – их права будут охраняться государством больше, чем права людей с нормальной сексуальной ориентацией; а тех, кто так или иначе выступает против педофильных отношений, будут обвинять в «педофилофобии» и наказывать. Уже сегодня в США за гомофобию дают реальный срок, а не так давно вовсе предложили запретить въезд в США всем, кто, цитирую, «мешает представителям ЛГБТ-движений (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры) реализовывать «фундаментальные права на свободу самовыражения, объединений и собраний».

 

Не стоит идти на поводу

 

Изменить моральные ценности общества, как видите, не составляет труда. При правильной «обработке» сознания человек черное провозгласит белым и станет клеймить позором, именовать ретроградами тех, кто продолжает называть вещи своими именами. Но заповеди Господни не меняются. То, что Бог назвал грехом, – таковым является и сегодня. Поэтому не стоит идти на поводу у толпы, способной изменять свои представления о добре и зле быстро и с легкостью. Стоит ориентироваться только на то, что говорит Слово Божье. Потому что общественная мораль слишком изменчива, Божьи же законы вечны.

 

Ирина Хаджебиекова

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Share This Post