Борьба со злом — внутри нас

Костя еще не проснулся окончательно, но в сознании, где переплетались сон и явь, назойливой иглой сидела тревожная необходимость вставать и что-то делать.

Нужно успеть на воскресное богослужение. Сделать это было не так просто: Дом молитвы находился в городе, а Костя жил в селе,  за пятнадцать километров. Автобус ходил нерегулярно и часто ломался, а зимы в Забайкалье нешуточные.

За окном еще стояла непроглядная темень. Очень хотелось спать. Единственный день в неделю, когда у Кости был выходной и теоретически можно выспаться, приходился на воскресенье. Работал он на радиотехническом заводе разнорабочим, а всю неделю жил в недостроенном Доме молитвы, где по ночам требовался сторож. Костя ночевал в небольшой комнате на первом этаже, где постарался создать мало-мальски приемлемые условия для жизни.

На субботу он приезжал в родное село, чтобы хоть немного помочь матери по дому – отца у него давно уже не было, а без мужской руки все быстро приходило в упадок.

Но на следующий день он вставал в 5 утра, чтобы успеть добраться в город.

Ни разу не было такого, чтобы он не пришел в воскресенье в церковь.

***

Мороз стоял не сильный, снег бодро скрипел под ногами, и Костя быстро дошел до остановки.

Так и есть – рейс отменяется по причине технической неисправности автобуса. На остановке стояла кучка народа, ожесточенно ругая все на свете: пьяницу водителя, власти, погоду, город, деревню и вообще все, что приходило на ум.

В основном это были пожилые женщины, раз в неделю выбиравшиеся за покупками на рынок.

— А-а-а, сектант наш появился. Как ты теперь в секту свою добираться будешь? Что-то Бог твой не шибко тебе помогает!

Язвительные замечания посыпались со всех сторон.

Стоило уверовать – и он стал изгоем. Невозможно было понять этих людей, ведь ничего плохого он им не делал. Наверное, не угодил тем, что бросил пить, курить, не матерился, честно работал.  Первое время он  реагировал бурно – спорил, доказывал, горячился, но от этого становилось только хуже. Поэтому теперь Костя делал вид, что не слышит едких реплик в свой адрес, с каменным лицом молча проходил мимо, что еще больше подливало масла в огонь.

— Посмотри на него, голь перекатная, а гонору сколько! Ишь, как голову задрал, никого вокруг не замечает. Иди, иди в свою секту, как таких земля носит…

В душе Кости все кипело. Да кто они такие, чтобы так вот обращаться с ним?! На ладан дышат, а злобы сколько! И сыновья у них сплошь алкоголики и тунеядцы, и все в жизни наперекосяк, в могилу скоро, а туда же. Ничего, Бог на его стороне. Придет время – и Он разберется со всеми. Разве не написано, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать? И Костя сжал зубы, сдержал рвущиеся наружу слова обличения.

Быстрая ходьба успокаивала, поэтому Костя намеренно ускорял шаг. Но долго еще в душе продолжал гневный монолог, обращенный к жителям  села, да и не только к ним.

***

Костя часто раздражался, ходил темнее тучи, улыбку его видели очень редко, общаться с ним было нелегко. Он, конечно, и сам понимал, что это плохо, но оправдывался тем, что жизнь его очень тяжелая, что его окружают люди, которые действуют своим поведением на нервы. На работе его тоже не очень жаловали, считали стукачом, потому что он не воровал и не пил, как все. Однажды он высказал, что думает о тех, кто ведет грешный образ жизни, призвав покаяться. А его за это чуть не побили. Костя даже гордился этим, считая, что пострадал за веру.

Его сторонились не только на работе, в деревне, но и в церкви. Друзей у Кости не было: те, с кем дружил до покаяния, теперь были ему неинтересны, а среди христиан как-то дружбы не завел. Это тяготило его, но причину он видел только в окружающих, поэтому, если и пытался сблизиться с кем-либо, тут же старался исправить в поведении этого человека то, что считал неправильным. В итоге общаться  с ним не хотел никто.
Единственное, чего он не мог понять,–  почему в церкви отношения складываются далеко не со всеми. С неверующими все ясно, что с них взять? Но когда  ведут себя неподобающе братья и сестры – вот это непонятно. Костя считал, что человек, поверивший в Бога, читающий Библию, должен знать, как себя нужно вести. И если поступает неправильно, то, значит, согрешает. Как жаль, что он не пастор церкви, уж он-то навел бы порядок. А начал бы с тех, кто обманывает своих по вере, кто обещает, но не делает… Сами собой вспоминались все случаи, когда с ним поступали не так, как он ожидал.

***

Костя быстро шагал по дороге. Благо, что недавно прошла снегоуборочная машина, поэтому идти было легко. Мороз покусывал нос, но разгоряченный движением, Костя не чувствовал холода.

Прошло чуть больше двух часов, когда, наконец, показался город. Теперь нужно было дойти до ближайшей остановки и сесть на городской автобус, идущий до центра, а там и Дом молитвы совсем недалеко.

***

Церковь была не очень большой, но для маленького провинциального города и триста человек уже много. Здание Дома молитвы было еще не достроено, велись отделочные работы, но собрания в нем уже проводились.
Когда Костя зашел в здание, до собрания оставался еще целый час. Он решил заглянуть в свою комнату. Но, когда подходил к ней, просто остолбенел. Дверь была открыта, и несколько братьев заносили туда какой-то строительный мусор. От возмущения у Кости даже в горле пересохло. Кровь горячей волной бросилась в голову. Он заглянул в комнату, и то, что увидел,  возмутило его еще больше. Густая пыль оседала на его вещах и постели, возле стен и на полу валялись какие-то мешки, коробки, ящики, доски.

— Вы что делаете?! Разве вы не знаете, что я живу в этой комнате!

— А, Костя, привет. Нам Кузьмич сказал в эту комнату убрать мусор из малого зала, там сегодня воскресная школа проходить будет.

Дьякон церкви, или Кузьмич, как его все называли, был личностью весьма авторитетной в церкви, спорить с ним никто не рисковал. Но сейчас Костя был на последнем градусе бешенства. Он считал себя несправедливо униженным и оскорбленным. Как они посмели так поступить с ним! Он что, человек второго сорта, чтобы так с ним обращаться! Пусть Кузьмич к себе домой везет этот мусор, посмотрим, что его жена на это скажет! Костя быстрым шагом пошел искать дьякона, чтобы высказать ему все, что думает о нем и вообще об этой церкви.

Он поднялся на второй этаж, где в пресвитерской сейчас, скорее всего, находился Кузьмич. Раздражение было столь велико, что требовало немедленного выхода. По пути попался штабель пустых картонных ящиков. Он изо всех сил ударил по ним ногой, предварительно удостоверившись, что рядом никого нет. От удара ящики разлетелись в разные стороны. На верхнем лежал тоненький Новый Завет в синей мягкой обложке. Сейчас он, шелестя страницами, упал под ноги Кости, раскрывшись посредине. Костя застыл как вкопанный. Священное Писание он чтил и никогда с Библией не обращался небрежно, поэтому  нагнулся и поднял книгу, чтобы положить ее куда-нибудь на видное место. Взгляд его невольно упал на открытый текст, и он прочел: «не будь побежден злом, но побеждай зло добром».

Эти слова из послания Римлянам, которые Костя читал уже не раз, не два, даже, наверное, не десять, вдруг гулким колоколом зазвучали в его голове и сердце. Вся ярость, весь гнев сразу испарились, оставив после себя пустоту и чувство стыда. Внезапной вспышкой света в сознании возникло понимание истинного смысла этих слов. Костя понял, что был побежден злом, что не боролся с ним внутри себя самого. Отсюда и происходили все его проблемы. Когда с ним поступали неправильно, он в ответ поступал не лучше, позволяя себе осуждение, которое принимал за обличение. Он выплескивал раздражение на окружающих, порождал тем самым зло. А поняв это, увидел, как на самом деле должен вести себя христианин. Нужно зло побеждать добром, обиду прощением, гнев кротостью, раздражение смирением и терпением. Но борьба эта должна идти в  сердце, в душе.

Косте стало стыдно за свою вспышку, за многие мысли, слова и поступки, и он от всего сердца в молитве попросил  прощения у Бога. Теперь он знает, с каким врагом нужно бороться христианину, – со злом в собственном сердце. А еще он знал, что не одинок в этой борьбе, что силы даст Бог.

***

По лестнице поднимался Кузьмич.

— Здравствуй, Костя. Тут одна сестра, Мария Дмитриевна, хочет пустить тебя на квартиру, у нее сын недавно в армию ушел, а ей одной тяжело. Денег не нужно, только помогай по двору. Еще у меня знакомый есть, у него автосервис, так ему требуется механик. Ты ведь вроде в машинах разбираешься? Платить хорошо будет. Ну как, устраивает? Да, Мария Дмитриевна ждет тебя на улице в машине, так что вещи свои из комнаты прямо сейчас перевези, до собрания как раз успеешь, а то нам нужно малый зал освободить для воскресной школы.

Станислав БУЛАНОВ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Share This Post