• fcc615_414321f23a174da397c4fd992efe2f20

Кому много прощено, тот больше любит

В здании суда напряженное молчание. Все ждут приговора.

-Встать, суд идет!

Эти слова вселяли надежду, что правосудие все-таки восторжествует и Александра оправдают. Но приговор оказался суровым:

-Подсудимый признан виновным в совершении убийства и осужден сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

-Я же не убивал! Это ошибка! Вы не имеете права!

Александр кричал что-то еще, но это уже не имело никакого значения.

Подсознательно он понимал, что давно заслуживает наказания свыше. Да, он не убивал, но наркотики, безнаказанные кражи, разгульный образ жизни… Что можно ожидать в итоге? Однако, несмотря на подсказки совести, внутри все кипело от осознания несправедливости жизни как таковой, от разочарования в правосудии и от жажды мести.

Такая возможность не заставила себя ждать. Настоящего убийцу вскоре нашли, Александра досрочно освободили, но после этого попадание за решетку стало для него делом привычным. Наркомания захлестнула его… окончательно, что повлекло за собой поиск легких денег, кражи, угоны автомобилей и, как следствие, — тюрьма или бегство от наказания.

В теплотрассе, где уже долгое время Александр скрывался от властей, было немного теплее, чем на улице в зимний день. Но Александра трясло так, как будто он находился среди льдов Антарктиды. Ему было плохо уже давно. От постоянных введений наркотиков в паховую вену началось гниение ноги, в некоторых местах даже просматривалась кость, стало трудно самостоятельно ходить. Но сегодня наступил кризис.

-Сань, ты чего? — видя происходящее, спросил его такой же бомж. — Может, «скорую» вызвать? Ты смотри, не помри тут.

-Какую «скорую»? Ты сам-то понял, что сказал? — еле выговорил Саша. — Чтоб меня прямиком к ментам отвезли? Я же в розыске.

-Так что делать-то будем? А если помрешь? Куда тебя?

-Погоди. Есть у меня один телефончик. Набери-ка. Это верующие. Они мне в тюрьме проповедовали и сказали звонить, если будет нужда. Вот, видимо, пора…

Через несколько часов в теплотрассе послышались незнакомые голоса.

-Кто из вас Саша? — спросил вошедший паренек.

-Я, — тихо отозвался Александр.

-Сам идти сможешь? — оценив ситуацию, спросил тот, что постарше.

-Попробую.

Дикая боль пронзила его с ног до головы, и Александр рухнул, так и не встав на ноги.

-Все ясно. У вас есть одеяло?

-Вот, возьмите, — предложил сосед по притону.

Александра уложили на одеяло, перенесли в машину и повезли в больницу.

-А что, в морге не было места? — первое, что сказал доктор.

Находясь в бреду от температуры, Александр все-таки услышал эти слова. «Неужели это конец? — мелькнуло в голове. — Я ведь еще молодой, у меня жена, сын. Они даже не узнают, что я умер?». — Это наркосепсис. Ничего удивительного при таком образе жизни. Ладно, мы его госпитализируем в отдельный бокс. Понаблюдаем. Скорее всего, придется ампутировать ногу.

Тьма зловеще давила на голову. Александр с трудом осознавал реальность, то погружаясь в забытье, то приходя в себя и вновь испытывая острую боль в ноге. А мысль о том, что ему в 32 года придется умереть, что он уже не сможет обнять свою красавицу жену и сына, что   так бессмысленно и бесполезно  прожил  свою жизнь, терзала душу. Болело сердце, внутри все кричало. Он судорожно искал хоть какую-то надежду.
«Бог, если Ты есть, спаси меня!!! Обещаю, я изменюсь, буду Тебе служить!» — отчаянно крикнул он и тут же вновь провалился в темноту.

Холодные струйки пота стекали по всему телу. Александр открыл глаза. Его уже не лихорадило, но сильно хотелось пить.

-Я вижу, тебе получше. Померяй температуру — медсестра склонилась к нему поставить термометр.

Взгляд упал на ее запястье, где часы показывали время, в которое он обычно колол себе очередную дозу наркотика. «Надо бы продержаться, — подумал он. — Здесь ведь все равно не дадут уколоться». И вдруг он понял, что его почему-то даже не ломает.

Его самочувствие, действительно, заметно улучшилось, только нога продолжала болеть. Однако оперировать не пришлось: рана очень быстро начала затягиваться, восстановились мышцы и сухожилия. Иначе как чудом это назвать было невозможно.

Саша выздоравливал на глазах и совершенно не нуждался в наркотиках. Этому удивлялись и врачи, и он сам. Уже через две недели он начал ходить, его выписали из больницы.

А на свободе предстояло рассчитываться по долгам, светил большой срок за все содеянные преступления.
По дороге в суд Саша вновь обратился к Богу в короткой молитве: «Господи, Ты меня воскресил, можно сказать, из мертвых, Ты меня исцелил. Спасибо! Помоги мне и сейчас. Я не хочу всю жизнь просидеть в тюрьме, я хочу послужить Тебе».

На заседании суда произошло невероятное. Прокурор, которая должна была его обвинять, почему-то приводила аргументы в его защиту. В какой-то момент она как будто прозрела:

-Я же прокурор, а почему-то оправдываю подсудимого…

В итоге Саше дали всего год лишения свободы. Это было еще одним чудом, которое указывало на реальную Божью помощь.

На зону он взял с собой Библию.

Этот год стал для него переломным. Александр воспринял его как время духовной школы, начального Божьего обучения. Буквально в первые дни пребывания на зоне, во время чтения Библии, один стих стал для него откровением свыше: «Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим» (Пс. 118:71).

Саша все понял. Он понял Божий промысел в его жизни и решил больше не сворачивать с верного пути.

Каждый день он читал Библию, молился, общался с верующими заключенными, там же получил крещение Духом Святым.

Давние сокамерники, сидевшие с Александром не один срок, знали его дерзкий и напористый характер. Но теперь они приходили в изумление, видя перед собой того же человека, только кардинально изменившегося. Сначала им показалось, что он сдерживается, чтобы получить досрочное освобождение. Но, наблюдая за ним день за днем, в тех местах, где его не видят надсмотрщики, в тех ситуациях, где раньше он обязательно сорвался бы и нагрубил, они поняли, что так притворяться невозможно. Что-то произошло с сердцем этого человека. Оно стало мягким, любящим, прощающим, заботливым и терпеливым.

Александр пытался донести до своих товарищей то, что получил от Бога, — спасительную веру во Христа. К тому же он, имея специальность сапожника, учил этому ремеслу других, организовал мастерские на зоне. Он сделал все, что было в его силах, чтобы как-то помочь этим людям духовно, физически и с чистой совестью вышел на свободу, где его ждало… новое испытание и еще одно чудо.

Долгое пребывание на зонах обернулось серьезной формой туберкулеза, было полностью поражено правое легкое, требовалась срочная операция.

Врачи стационара, куда госпитализировали Сашу, знали, что он верующий. Его навещало очень много посетителей, больше, чем кого-либо. Поэтому, когда Саша в очередной раз пришел к доктору с просьбой сделать повторный снимок, тот сдался.

-Ладно, сделаем, только чтобы ты от нас отстал. Надежды никакой нет, ситуация критическая, операция завтра. Но, раз ты настаиваешь, иди в рентгенкабинет.

-Доктор, поверьте, для Бога нет критических ситуаций. Я же молился, меня помазали елеем во имя Господне. Я верю, что исцелен.

-Посмотрим…

Час ожидания перед кабинетом профессора показался Александру целой вечностью. Несмотря на полную уверенность в исцелении, все равно мелкая дрожь пробирала все тело, ладони вспотели, сердце выскакивало из груди. В кабинет один за другим заходили доктора.

Наконец, позвали и Александра. Профессор держал в руках два снимка. На лице был не то восторг, не то недоумение. Такие же лица были у остальных.

-Хоть я и неверующий, но иначе как Божьим вмешательством не могу объяснить происходящее, — сказал профессор. — Твое правое легкое совершенно здорово, остался только рубец от туберкулеза. Поздравляю. Операции не будет.

-Слава Богу. Спасибо, доктор, — все, что смог вымолвить сам Саша.

Наступила весна. Все вокруг цвело и благоухало. Сидя во дворе своего дома вместе с женой, Саша кивнул на нежно зеленую траву, пробивающуюся сквозь чернозем.

-Такой же черной, как эта земля, была моя жизнь когда-то. А теперь, словно эта зеленая свежая травка, во мне пробивается и растет новая жизнь, жизнь с Богом. Спасибо тебе, родная, что дождалась, что не вышла замуж, пока я слонялся по тюрьмам и теплотрассам. Спасибо за то, что хорошо воспитала без меня сына, а теперь и дочь подарила. Я не представляю жизни без вас.

-Кому много прощено, тот больше любит, — услышал он в ответ.

Бог не благословляет наполовину. Он все делает хорошо и весьма хорошо, дает сполна.

Александр Ткач не употребляет наркотики уже 7 лет. Сегодня он успешен во всех сферах — у него свой бизнес, семья, двое детей, дом. Но главное его приобретение — это сотни людей, освободившихся от пагубных зависимостей через служение «Воскресение» в Киеве, в котором Александр принимает непосредственное участие. Это информационно-консультационный центр, который сотрудничает больше чем со 150 реабилитационными центрами Украины и России, направляя в них ребят, обратившихся за помощью с желанием освободиться от наркотиков. Там же действует тюремное служение: христиане благовествуют заключенным, помогают тем, кто выходит из мест лишений свободы, восстанавливать документы, найти работу. Пройдя путь ошибок, испытаний, благословений и чудес, теперь Александру есть чем поделиться с теми, кто еще не понял, для чего живет на этой земле.

Елена РЫЧ

Уважаемые читатели! Вы можете подписаться на «Христианскую газету» в любом отделении связи по всей территории Российской Федерации. Подписной индекс 19849

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Share This Post