• Интернатовский-ребенок-2

Интернатовский ребенок – в семье

Моя мама была против того, чтобы я взяла ребенка из детского дома. Пыталась всячески отговорить, плакала и кричала. Зато сейчас Игоря, этого малыша, сильно балует, говорит про него: «Все остальные разбегутся, а он единственный с вами останется, он тот, на кого вы сможете опереться в старости».

 

Подушка-мама

 

Мы постепенно преодолевали кризисные моменты. Шоком для нас стало то, что, когда сын укладывался спать, он раскачивался сидя, иногда бился головой о стену, нализывал на подушке мокрое пятно, утыкался в него, только тогда засыпал. Почему он так поступал? Это сделалось более понятным после того, как я посетила детский дом, понюхала детей, которые пахнут там, как старые игрушки, только вынутые из чулана. Чтобы почувствовать хоть какой-то человеческий запах, Игорь, видимо, использовал свою слюну, а подушка была для него мамой. И до сих пор подушка для Игоря – это какой-то особый предмет.

 

Игорь не позволяет никому брать его подушку. А еще лучше возьмет мою: «Мамочка, ты на ней поспала – дай теперь мне, твоя подушка так вкусно пахнет!»

 

«Шаровая молния»

 

Во время адаптации Игорь носился по дому, как сумасшедший, все сбивал, все у него падало, рушилось, он был, как шаровая молния, хохотал зловещим хохотом, а глаза – стеклянные. В нем будто разомкнулась сильно сжатая пружина. Многие родители, взявшие детей из нашей интернатовской системы, сталкивались с подобным.

 

Игорь объедался чуть ли не до рвоты, на улице шел с любым человеком, его можно было легко потерять. Это последствия нарушения привязанности, полученной в учреждении.

 

Я брала Игоря на руки, видя, что с ним происходит что-то дикое, и чисто интуитивно с ним вместе раскачивалась, а он все время трогал руками мое лицо. Представляете, в три года он не знал, что такое человеческое лицо. Игорь никогда не видел вблизи нос, глаза, не знал, что у папы есть колючки на лице.

 

Я понимала, что мальчика надо каким-то образом реанимировать, залечивать его раны, качать на руках, чтобы он пропитался домашним теплом, жизненной энергией, осознал, что теперь он в безопасности, с ним ничего плохого не случится.

 

 

Старшая

 

Очень тяжело было старшей дочке, пятилетней Алисе. Ей сразу пришлось покинуть свою комнату, она не могла находиться с Игорем. Вся жизнь ее поменялась, на что девочка отреагировала болезнью. У нее возникли всякие редкие заболевания, типа инфекционного мононуклеоза, да еще и на фоне аллергии. Целый год Алиса проболела, пока ее в больнице буквально не «простерилизовали», пролечив огромным количеством антибиотиков.

 

Врачи мне говорили: «Вы одного ребенка спасли, а, смотрите, что со своим-то сделали». Для меня как для матери слышать это было невыносимо. Но мысли вернуть приемного обратно не было. Игорь сразу же стал таким же моим ребенком, как и все остальные. Бросить его я уже не могла.

 

Одномоментная жизнь

 

Мне же приходится работать в своей семье доморощенным психологом: все время заново объяснять детям историю Игоря, почему он не такой, как все. Он сильно изменился, но до сих пор детдомовская матрица порой берет верх, когда он живет только этой секундой. Мы, взрослые, можем, как пленку, перемотать время, посмотреть, что происходило в прошлом, представить, что произойдет в будущем. У детдомовских детей причинно-следственная связь нарушена, у них одномоментная память, они живут только этой секундой. Им именно сейчас надо выжить.

 

Игорь очень сильно оберегает свою комнату. Ему нравится, чтобы все окна в ней были наглухо закрыты. Мои уговоры о том, что надо бы проветрить помещение, не помогают.

 

Зато он хорошо себя чувствует с маленькими детьми, они играют иногда на одном уровне. С младшей, которой сейчас три года, Игорь стал проживать то, что не проживал в своей жизни в начальном периоде. Он брал у малышки нее соски, игрушки.

 

Советы многодетным мамам

 

К семейным заботам надо подключать всех: и детей, и мужа. Не стоит их постоянно жалеть. Надо учиться перераспределять ответственность, а не тащить весь воз на себе.

 

Обязательно нужно с каждым ребенком отдельно проводить время. Дети очень любят по отдельности со мной куда-то ездить, хоть в магазин. Нужно минимизировать ревность между детьми.

 

Еще я считаю, что мама должна состоятся и на другом поприще, кроме домашнего. Для детей это важно. И, конечно, нужно быть мамой красивой и интересной. Мамой сильной. Но вместе с тем, все-таки женщиной, которая тоже нуждается в поддержке. Это важно, когда мама для детей – самая-самая. Когда дети меня хвалят: «Мамочка, ты так вкусно пахнешь, так вкусно готовишь!» – это окрыляет. Мы очень стараемся сделать нашу повседневную жизнь красивой, уютной, такой, о которой я не могла и мечтать в детстве.

 

И еще. Семья – не поле для битвы, не площадка для реализации своих амбиций. В семье все проблемы должны растворяться, а не обостряться. Надо отвлекаться, переключаться, на что-то не обращать внимания. А когда в доме мирно, надежно и спокойно, тогда у всех все будет хорошо.

 

Ольга Синяева  Источник: «Правмир», напечатано в сокращении

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Share This Post