​Снова на фронте

Военных медиков часто называют ангелами-спасителями в погонах. Рискуя жизнью, они оказывают первую медицинскую помощь прямо в окопах. Не дают умереть раненым от болевого шока, вытаскивают их с поля боя.

О своем участии в спецоперации на Украине лейтенант медицинской службы Алексей Серов рассказал «Христианской газете».

Пришел в военкомат и сказал: «Пойду служить!»

В самом начале специальной военной операции, в 2022 году, Алексей решил добровольно пойти на фронт.

– Для меня это был серьезный шаг, ведь я уже был женат и нес ответственность за семью, – признается Алексей. – Мне не хотелось огорчать супругу своим решением, но и оставаться в стороне от важных событий в стране не мог. Кроме того, чувствовал сильное побуждение от Бога быть там, где Евангелие нужнее всего – среди воинов.

Алексей – христианин, и для него исполнение воли Божьей стоит на первом месте. Даже если придется заплатить высокую цену за то, чтобы рассказать о Христе и помочь кому-то обрести спасение, – он готов пойти и на такие жертвы.

В военкомате Алексей попросился в медицинский батальон. «Мне не хотелось брать в руки оружие, ведь свое предназначение я видел в другом – в помощи раненым», – уточняет Алексей.

На тот момент Леше только исполнился двадцать один год. Он не имел ни медицинского образования, ни боевого опыта. Но зато у него было сильное желание служить людям и Богу.

Боевое крещение

Алексей Серов попал в медвзвод, и сразу был направлен в «горячие» точки. Там ему удавалось не только спасать жизни раненым бойцам, но и доносить до сослуживцев евангельскую весть. «Люди по-разному реагировали на мои слова, – вспоминает Леша. – Кто-то был настолько захвачен ненавистью, что не хотел ничего слышать о любви Бога. Но были и те, кто искренне принимал рассказ о Христе и Его прощении».

Прослужив полгода, Алексей был «комиссован» из-за ранений и четырех контузий.

«В окопах я нужнее»

Вместе с женой Ольгой он переехал в Краснодар, чтобы попытаться открыть свое дело на новом месте. Шесть месяцев они восстанавливались, трудились, прославляли в церкви Бога своими свидетельствами.

«Оказалось, что жить на «гражданке» мне труднее, чем на передовой, – вспоминает Алексей. – Познав полноту и величие благодати Божьей на фронте, в мирное время я испытывал очень сильный голод по Его близости. Потому что, когда ты в опасности, то не можешь не изменяться, не можешь не анализировать свое сердце. Это постоянный труд души, постоянное преображение. А когда ничего не угрожает, то ты расслабляешься и теряешь ценность жизни».

Алексей все чаще задумывался о своем возвращении обратно на фронт. Ежедневно он связывался со старыми боевыми товарищами, был в курсе событий и всей душой оставался там «с пацанами, в окопах». Леша знал, как нелегко ребятам на передовой, поэтому старался участвовать в их жизни, помогая в сборе и отправке гуманитарной помощи.

«Меня звали вернуться на поля сражений не один раз, – комментирует Алексей. – Я знал, что там очень не хватает медиков, понимал также, насколько они важны для спасения людей. Но принять окончательное решение не мог еще несколько месяцев.

Это было трудно. Всегда находятся те, кто отговаривает и приводит самые убедительные аргументы. Но я старался защитить свою идею. Она простая. Я считаю, что жизнь должна иметь ясную цель. Моя цель – спасти как можно больше людей в любом смысле: и в духовном, и в физическом. И даже если цена за достижение этой цели – моя собственная жизнь, то почему нет?

Христос не искал выгодных положений для Себя, не старался избавить Себя от страданий и смерти. Он пришел, чтобы спасти всех нас. Я знаю, что моя жизнь тоже дана не для одного десятка людей, которые вернулись домой, к своим родным. Я верю, что когда-то с этими семьями мы встретимся в церкви. С некоторыми мне уже довелось увидеться. Это огромное благословение – увидеть человека, которого ты на руках вынес с поля боя, здоровым, услышать от него: «Спасибо тебе, Леха, что я живой!»

На вопрос, не страшно ли было снова идти под пули, Леша ответил, что Бог освободил его от всех страхов. Алексей понял, что на самом деле абсолютно все в руках Божьих, и от нас очень мало что зависит.

«Мы не решаем на этой земле ничего», – так выразился Алексей. И добавил, что в любой ситуации нашей главной целью должна быть мысль: как я могу сейчас прославить Бога?

Остаться в живых

Как мы узнали от Алексея, все медики входят в состав штурмовых групп. То есть, находятся с бойцами в окопах и подвержены такой же опасности, как и остальные. Задача медицинских работников – найти, вытащить на себе раненых и сделать все возможное, чтобы они остались жить. «Мы все помним правило «золотого часа», когда очень быстро нужно остановить кровотечение, сохранить конечности от ампутации и транспортировать больного так, чтобы его не доломать, – объясняет Алексей. – При этом мы не должны забывать о собственной безопасности – успевать спрятаться вместе с раненым в окопе или отстреляться от дрона из автомата. И здесь только одна надежда – на Господа!»

Алексей добавляет, что благодарен всем, кто молится о нем. Он сказал, что всегда замечает Божью сверхъестественную защиту и помнит много случаев чудесной помощи свыше.

На минном поле

Однажды они пошли с товарищем в другую локацию на боевое дежурство. Пробирались осторожно, чтобы не заметил противник. И вдруг, остановившись, заметили, что идут по минному полю и уже оказались на середине пути. «Нам нельзя было возвращаться назад, но и вперед идти страшно. Я мысленно воззвал к Богу о помощи. По благодати Божьей мы благополучно добрались до места, хотя риск был огромный, – рассказывает Алексей. – Многие наши товарищи оставались без ног на таких полях. Но я, по милости Божьей, был сохранен. Удивительно, как Господь в те мгновения увеличивал мое плохое зрение в несколько крат. Несмотря на то, что я перестал носить очки (там, на позиции, они бесполезны и даже могут навредить), все равно видел очень четко, словно в бинокль. Бог включал мне какое-то «шестое» чувство, помогая обходить опасные зоны».

Дроны не прилетали

Алексей заметил еще одну удивительную закономерность. Когда он выходил за ранеными на место боевых действий, то не было вторых «прилетов». «На войне есть определенные правила: если группу людей накрывает взрывчатка от дрона, значит, через время обязательно прилетит второй беспилотник, – объяснил Алексей. – Противники наблюдают в камеру за нашими действиями и ждут, когда к раненым бойцам придет подмога. Сразу же после этого высылают следующий дрон и сбрасывают бомбы. Сатана не дремлет, у него есть определенные схемы работы. Его цель – унести как можно больше жизней, погубить больше душ.

Однако всегда, когда я выдвигался на помощь после обстрела, второй беспилотник не прилетал».

Медики под прицелом

Как говорит Алексей, дроны особенно тщательно выслеживают медиков. И это понятно, ведь именно они спасают солдат и помогают им вернуться в строй. Поэтому у всех медицинских работников также есть оружие, которым они защищаются от БПЛА.

«Я столкнулся с такой ситуацией, когда два часа не мог выйти из укрытия, – рассказывает Алексей. – Все это время беспилотник кружил над блиндажом. Оказалось, что я плохо спрятал медицинский рюкзак, да и окровавленные бинты рядом лежали. Пришлось отстреливаться от дрона и уходить в лес, где меня увидеть было сложнее. Слава Богу, что Он дал мне терпения и подсказал правильный выход. Очень много людей погибают именно так, когда они не прислушиваются, вылезают из блиндажа и попадают под обстрел беспилотника».

Благовестие на передовой

Несмотря на суровые военные будни, Алексей никогда не забывает своего призвания – нести Евангелие бойцам. Как правило, для длинных разговоров нет времени, поэтому суть Благой вести приходится доносить кратко и четко. По словам Алексея, все реагируют по-разному. Но в целом реальность подтверждает истинность известного выражения, что на войне атеистов не бывает. Некоторые, правда, не верят, что Бог простит их грехи, потому что им приходится убивать людей. Таким бойцам Алексей рассказывает о жертве Христа, Его всепрощении и незаслуженной благодати.

«Я надеюсь, что ребята, слышавшие Слово Божье, все-таки успели покаяться, – говорит в заключение Алексей. – И даже если им пришлось умереть, их душа будет спасена Иисусом. Были и те, кто легко принимал Евангелие, молился вместе со мной. Другие слушали, и их сердца смягчались. Видеть лица этих ребят, знать, что они получили шанс на спасение – самая большая награда для меня. Ведь именно для этого я там, в самом эпицентре страшных, но судьбоносных событий».

Татьяна Арчибасова

Хочешь получать «Христианскую газету» по почте? Подписывайся!