​Владимир Мусиенко: «Прощение подарило мне свободу»

С крымского пляжа
в – тайгу

Родился я на солнечном полуострове Крым, в городе Керчь. В 1984 году, после музыкального училища, поехал по комсомольской путевке в Ханты-Мансийск зарабатывать деньги. Так как в тайгу на лесоповал требовались рабочие, а не музыканты, мне пришлось купить поддельные документы экскаваторщика. Человек, который продавал «липовое» удостоверение, уверил меня, что работать на экскаваторе легко, и в нужный момент я быстро освою управление машиной.

Но на месте мне пришлось переквалифицироваться теперь уже в бульдозериста, так как экскаваторщики не требовались. Меня взяли разравнивать срубленный лес.

Бригада, в которую я попал, состояла почти вся из бывших зеков, отсидевших немалые сроки. Обмануть их оказалось невозможно. Едва я только сел за руль бульдозера и протаранил рядом стоящую машину, рабочие вызвали меня и спросили: «Ты кто, вообще, такой?»

Я понял, что это люди серьезные и им врать нельзя. Тогда я попросил прощения и признался, что никогда до этого не сидел за рулем бульдозера. «На самом деле я учитель музыки», – тихо произнес я. Наступила пауза. Видимо, зеки переваривали услышанное и думали, как меня наказать. Они запросто могли меня избить и выгнать с лесоповала. Но тут уже, вероятно, Божья милость проявилась ко мне, и рабочие, поворчав, разошлись.

Какое-то время я еще поработал в тайге, но вскоре понял, что мне там не место. Бульдозерист из меня получился плохой. Начальство предложило уволиться по собственному желанию, что я, ко всеобщей радости, и сделал. Дома порвал комсомольскую путевку и удостоверение экскаваторщика. Моя погоня за длинным рублем бесславно подошла к концу.

Чем заканчиваются походы в библиотеку

Однако было в этой истории и нечто радостное. В том же самом таежном поселке работала в библиотеке прекрасная девушка Надя. Она окончила институт культуры и попала туда по распределению. Я записался в библиотеку, чтобы взять книги об устройстве бульдозера. Должен же я был узнать, как заводится эта машина! Потом мои визиты за книгами участились, и, в конце концов, мы с Надеждой подали заявление в ЗАГС.

Золотое дно

Когда меня «вычислили» как бульдозериста, который ничего не умеет, я решил уйти в то место, где я что-то умею. Конечно, это была музыка.

Однажды, когда я пытался честно заработать игрой на саксофоне, меня заметил один богатый человек. «Ты мне нужен, – сказал он, подозвав меня после концерта. – Я хочу открыть стриптиз-клуб. Твоя музыка мне поможет раскрутиться».

Предложение было заманчивым, я согласился. И тут деньги потекли рекой. Публика, приходившая в клуб, щедро платила за мой талант. Иногда за вечер я мог заработать до половины стоимости «Жигулей» – по тем временам сумма огромная.

Шальные деньги вскружили голову. Меня абсолютно не волновало, что под мою музыку раздеваются девушки и я тем самым становлюсь соучастником греха. Звук моего саксофона не побуждал людей думать о чем-то добром и чистом. Это был звук похоти, который служил разврату и служил успешно. Я стал знаменитым в определенных кругах, моей игрой восхищались и хорошо ее оплачивали. И тут неожиданно, когда я уже оказался на самом пике славы и успеха, Бог допустил прийти в мою жизнь трагедии.

Смерть сына

Наверное, только страшное потрясение могло остановить меня на пути в пропасть. Настолько сильно я был испорчен лукавством, изворотливостью и любовью к деньгам.

Умер мой маленький сын Никита. К его смерти косвенно был причастен один влиятельный человек, но он смог выйти сухим из воды и остаться ненаказанным.

Помню, как я стоял на таежном кладбище и сквозь замерзающие на глазах слезы смотрел на санки с маленьким гробиком. Температура – минус сорок, а боль от утраты ребенка и ненависть к виновнику сжигали мое сердце. Я стоял и думал: что я могу изменить? Нет звуков моего саксофона, нет аплодисментов. Есть только яма для гробика, которую я безуспешно пытаюсь выкопать в мерзлой земле.

Я мечтал, как мечтает всякий отец: вот вырастет мой Никитка, научу его хорошо играть на саксофоне, и мы сыграем дуэтом. А теперь мне осталось только похоронить свою мечту в этой маленькой могилке. Там, на кладбище, задаю себе главный вопрос: «Что теперь делать?»

Несостоявшееся преступление

Вернувшись домой, я принял решение убить виновника трагедии. Сама идея убийства не казалась мне греховной, ведь наказание было заслуженным. Я был уверен, что, как только увижу врага мертвым, сразу освобожусь от раздирающей душевной боли. Месть должна была меня удовлетворить и успокоить.

Я заказал себе винтовку со снайперским прицелом. Как только ее получил, (что в девяностые было несложно) начал продумывать сценарий своих действий. Поскольку в армии меня научили отлично стрелять, я готов был попасть в цель с любого расстояния. Но просто убить мне показалось недостаточно. Я захотел убивать виновника постепенно, отстреливая одну за другой части его тела.

И вот я держу в руках винтовку, в которую уже заряжены патроны, и представляю себе жертву, умирающую в мучениях. И вдруг слышу удивительный неземной, голос, которого раньше никогда не слышал. Этот голос произнес слова, попавшие прямо в сердце: «Прости его!»

Я сразу понял, о чем идет речь, и ответил: «Но это невозможно!» Простить человека, который причастен к смерти моего сына?! Простить того, по чьей вине моя жена, потеряв ребенка, оказалась в психиатрической больнице?! Это было выше человеческих сил.

Преображение

Но, интересно, что, когда я признался в собственном бессилии, Тот, Кому принадлежал удивительный голос, словно обрадовался. Очевидно, Он хотел мне помочь Своей силою. Это был необъяснимый и преображающий душу контакт с Кем-то неведомым и всезнающим. Его слова о прощении почему-то убедили меня, и я решительно отбросил в сторону винтовку. Убивать передумал. Более того, у меня совсем не осталось злости на того человека. В сердце непостижимым образом пришла внутренняя свобода, о которой я мечтал. Бог дал мне силу простить виновника, избавил от горечи. Это было невероятно!

Мне захотелось срочно увидеть жену и поделиться с ней необычным переживанием. Я подъехал к зданию больницы, где лежала супруга, и прокричал в окно палаты:

– Надя! Прощаем этого человека!

Сначала жена ничего не отвечала, а потом, высунувшись в форточку, испуганно произнесла:

– Ну все! Володька первый сошел с ума...

Такой радикальной перемены во мне она не ожидала.

Из ресторана
– прямо в церковь

Из больницы я направился прямиком в клуб, где так успешно работал. Забрал свой саксофон и решил больше никогда в это злачное место не возвращаться. Мне стало отвратительно то, чем я раньше занимался.

Потом мне пришла еще одна неординарная мысль: а где в нашем поселке собираются верующие? Через некоторое время я нашел маленькую христианскую общину, состоявшую в основном из пожилых женщин – матерей, переехавших поближе к своим сыновьям, отбывающим пожизненное наказание в местных тюрьмах. Помню, как зашел с мороза в эту избушку, где проходили собрания, а там тепло и пахнет хлебом. Оказалось, что бабушки пекли в русской печи свежий хлеб и после служения угощали всех желающих. В этой небольшой евангельской церкви я и покаялся перед тем Богом, Который полюбил меня еще грешником и Который повелел мне простить убийцу. Я понял, что Иисус первый вышел мне навстречу и остановил в самый последний момент, когда я уже готов был нажать на курок.

Новая жизнь

После покаяния я пошел работать в школу учителем музыки. Организовал детский духовой оркестр и с энтузиазмом начал обучать ребят. Вскоре пришла к Богу и моя супруга. Ей Господь тоже дал сил простить человека, виновного в смерти сына. Интересно, что сразу после того, как жена его простила, она смогла забеременеть снова. Хотя по прогнозам врачей этого не должно уже было случиться никогда, ведь Надя получила серьезную психическую травму. У нас родился замечательный сын Филипп, а через год Господь подарил нам еще и дочь Марусю.

Сейчас я живу в Израиле, в городе Хайфа. Бог привел меня служить в этом месте выжившим жертвам Освенцима и Дахау. Эти люди в детском возрасте пережили страшные трагедии, наложившие отпечаток на всю их жизнь. Я играю пожилым мужчинам и женщинам на саксофоне, делюсь откровениями из Слова Божьего, а также рассказываю о важности прощения.

Пройдя урок сам, я стараюсь донести мысль о том, что через прощение в души приходит исцеление и настоящая свобода. Но силу для прощения может дать только Иисус Христос.

Владимир Мусиенко

Хочешь получать «Христианскую газету» по почте? Подписывайся!